Лев Марголин. Тревожные ожидания

Перевод MIL OSI. Регион: Беларусь –

Источник: Объединенная гражданская партия Беларуси – на белорусском языке

Конец 2019 года выдался тревожным для белорусов: вот и традиционное развлечение «ожидание новогодней девальвации», и непонятные «дорожные карты углубления интеграции», которые вот-вот будут подписаны. Есть только самые общие представления об их содержании, но всем кажется (и не без оснований), что каждая из 31-й карты ведет прямо к русскому рабству. А если «карты» не подписаны, то что делать с российским «налоговым маневром», с ценами на газ, с обслуживанием госдолга в 2020 году? В общем, чем дальше, тем страшнее … Попробуем разобраться. Новогодней девальвации на этот раз не будет. За последний месяц белорусский рубль упал более чем на три процента как по отношению к доллару, так и по отношению к евро и к российскому рублю, который, на мой взгляд, исчерпал свои возможности девальвации в ближайшем будущем. Это не исключает дальнейшего обесценивания рубля в течение года, тем более что в бюджете на 2020 год установлен среднегодовой обменный курс 2,24 белорусского рубля за доллар США. Это означает, по самым грубым оценкам, что государство полностью исходит из того, что к концу года курс рубля может упасть до 2,37 доллара за доллар. Однако с учетом предстоящих в конце августа президентских выборов можно ожидать, что если это произойдет, то, скорее всего, будет после этого «знакового события». Для их подписания, как оказалось, нужен пакет, т.е. либо все, либо ничего. Для Лукашенко весь смысл их подписания – компенсировать убытки от налогового маневра и установить цену на нефть на уровне внутренних с учетом затрат на дальнейшую прокачку. Видимо, даже подписание всех «дорожных карт» не гарантирует решения. Путин неоднократно давал понять, что распространение внутренних механизмов в экономике на Беларусь возможно только при условии политической интеграции.Сможет ли Лукашенко пойти на политическую интеграцию с Россией, создание наднациональной власти, объединение банковских систем, введение единой валюты? Мой ответ – нет. Как бы красиво это ни получилось, любая даже частичная потеря власти означала бы начало конца Лукашенко. Да, сокращение российских субсидий ухудшает экономическую ситуацию в стране, но не настолько, чтобы становиться угрозой для действующей власти. Угроза – спонтанные действия людей. Власть, несмотря на отсутствие социологии в стране, это хорошо чувствует. Об этом свидетельствует реакция на протесты против указа «О паразитах» и против аккумуляторного завода в Бресте. Пока нет публичных протестов против ухудшения экономической ситуации в стране, политическая интеграция с Россией представляет более серьезную угрозу режиму Лукашенко. Нельзя сказать, что здесь все гладко, но пока это не вызывает реальных опасений какого-либо обвала. Бюджет на 2020 год составлен, он дефицитный, но дефицит не критичный, особенно с учетом средств, сэкономленных в предыдущие годы. При этом учитывается предстоящая президентская кампания. Предусмотрено повышение заработной платы госслужащих и госслужащих, основных столпов режима, а также средств на повышение пенсий. Но мы подумаем об этом через несколько лет, когда придет время отдавать. Конечно, если бы можно было что-то ущипнуть у России или МВФ, было бы проще, но России нужна интеграция, а МВФ нужны реформы, поэтому нам придется делать это самостоятельно. А как насчет дорожных карт? По большому счету, из имеющихся отрывочных данных можно сделать вывод, что они не имеют большого значения, это просто попытка двух футбольных команд согласовать, наконец, правила игры. А некоторые – как унификация налоговых систем – могут даже нанести вред (потому что структура нашей экономики с Россией другая, у них есть майнинг, у нас есть переработка). Но повторяю, на мой взгляд, это всего лишь способ поторговаться за какие-то преференции, и Лукашенко будет бороться за них до последнего. Не будет никаких предпочтений – возможно, и самого подписания не будет.

MIL OSI

ПРИМЕЧАНИЕ РЕДАКТОРА: эта статья является переводом с белорусского языка на английский.